Баленок Сергей

Сергей Баленок — один из самых известных белорусских графиков ХХ века, художник-оформитель многих знакомых с детства книг, «Колыбели для кошки» Курта Воннегута, сборника фантастики «Продается планета», нескольких сборников поэзии Иосифа Бродского… Искусствоведы называют его «нетипичным», даже «скандальным» художником и отмечают особую лиричность его работ. Но всё время кажется, что не хватает нужных слов, чтобы точно сказать о них, что нужно вернуться и пересмотреть ещё раз… Это ценное качество для настоящего произведения — всегда неисчерпаемого источника ощущений, ассоциаций, эмоций и мыслей, так необходимых для того, чтобы «пересмотреть», в том числе и себя, открыв себя Нового. Всё начинается уже с названия. Нередко это отдельное литературное произведение из одной строки. И эта «струя» поэтического компонента сливается в единое целое с визуальным, рождая совершенно особое художественное высказывание — точное и выразительное. Чёрно-белые офорты можно, наверное, назвать серией без финала, потому как каждый из них — отдельное тонкое наблюдение, иногда впечатление, но всегда рассказ-рассуждение, который можно объединить в одну длинную историю о явлениях, скорее невидимых, но прочувствованных, когда наступает ночь и включаются уличные фонари. Именно тогда человек — Тень, приобретающий иногда совсем нечеловеческие очертания: обычная шляпа чудится старинным цилиндром, а лицо скрывается под длинным воротом осеннего пальто; магия этого ночного света превращает снег в летящую золотую пыль, а улицы — в прибежище каких-то странных существ, одиноко бродящих по спящему мокрому и холодному городу. Это особое настроение — тайна ночного фонаря, который так явно и отчётливо напоминает нам, что такое одиночество: это когда не ты, а вот какая-то такая твоя сущность встречается один на один с пустотой, и ветер дует тебе в лицо. Каким-то неведомым образом каждая «философская картинка» — так называет свои работы автор — является иллюстрацией совершенно особой жизни нашего Скрытого: то, от чего так всегда прячется человек, то, что так старательно пытается не видеть, но что так отчётливо при свете ночного фонаря и так ощутимо в звуках dark ambient и грустного танго. Движения графической иглы послушно следуют за этим главным желанием — рассказать о том, что происходит, когда город спит и в домах уже не горит свет, о том фантастическом и абсолютно человеческом мире особых эмоций — тончайших оттенков волшебной печали.

Работы автора

НАШИ РАБОТЫ

Scroll